Каталог статей

Главная » Статьи » Новости » Культура

ВОЛШЕБНЫЕ СНЫ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ
ВОЛШЕБНЫЕ СНЫ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ

На спектакль Драматического театра«Сон в летнюю ночь» я шла с настроением «опять этот Шекспир». Шла на старую как мир, пьесу, а попала на очень современное представление в духе Голливуда.

И костюмы, и декорации, и игра актёров в начале и конце пьесы – смесь эпохи Шекспира, американской фантастики и современного «клубной» эстетики. Все в противогазах или с респираторами. Раздаются сигналы приближающейся газовой атаки. Далее сказочный лес, наполненный мифологическими героями. Есть что-то схожее с голливудскими фильмами об античности. И понимаешь, что перед тобой нечто большее, чем лёгкая комедия о том, как лесная нечисть помогла людям найти свою любовь. Режиссёр спектакля, Станислав Мальцев, рассказывает:

– Когда я смотрел эту пьесу как зритель, понял, что Шекспир – просто космический драматург. Прошло четыре с половиной века, а проблемы остались теми же. Мы вынули из пьесы конфликт человека и природы и поместили его на первый план. Конфликт в отсутствии в человеке потребности любить и чувствовать. То, что предложил Шекспир – герои попадают в волшебный лес – мы попробовали преломить через современное прочтение. Почему общество будущего – 50 или 100 лет вперёд? Как Шекспир прогнозировал, что будет дальше с человеком, так и мы прогнозируем. Ставить Шекспира в исторических костюмах неинтересно. Делать в современных костюмах – банально, а если продвинуться чуть-чуть туда, вперед, получается то, что надо. Да и мифология, сказка во всех культурах, от кельтской до древнерусской одинакова. И наше полудетское сознание стоит на этих мифах. Мы попробовали погрузить героев сначала в общество будущего «а-ля обитаемый остров», потом в сказочный лес и вернуть после этого коллапса обратно. Оказывается, для того, чтобы дышать, не обязательно иметь кислородные маски, а можно просто любить.

Станислав Валерьевич признался, что эта пьеса ему полюбилась давно. Он сам играл в ней Деметрия в 92 году в Камерном театре драмы. Тогда американский режиссёр поставил спектакль за месяц.

– Но я чувствовал, что пьеса объёмнее, чем мы смогли тогда поставить. По пьесе в начале маленькая сцена с Герцогом, потом сказочный лес – отдельная история, но... У самого Шекспира две роли (Тезея-Оберона и Ипполиты-Титании) играли одни и те же актёры. И мы конфликт между первой парой попробовали сместить во вторую. Я попытался поставить Шекспира так, как его понимаю. Если изменять автору и делать водевиль, то пропадёт Шекспир. Делать постановку чересчур серьёзной тоже не стоит – в этом спектакле достаточно забавных вещей. На мой взгляд, Шекспир и стоит на трагифарсе. Нет у него чистого жанра. У него всё перемешано, как в жизни, и доведено до острейшей формы. Последний монолог Герцога я взял из последней пьесы Шекспира «Буря» «мы созданы из вещества того же, что наши сны, и сном окружена вся наша маленькая жизнь». Шекспир – хороший экзамен для театра. Здесь проверяется всё. Его не взломаешь отмычкой – к нему надо подобрать сегодняшний ключик. Шекспир, как любой гений, нескончаем, и каждое поколение в нём будет открывать новое.

Для Мальцева это не первая шекспировская пьеса. 11 лет назад, в 98 году он ставил «Двенадцатую ночь». Тогда это был другой уровень – юношеский, хулиганский. В этом спектакле есть и что-то от той «Двенадцатой ночи», и новое переосмысление. Станислав Мальцев не смог ни отметить, ни, наоборот, указать на минусы кого-то из актёров в этой постановке.

– Мне кажется, что театр хорош, когда ты не можешь выделить кого-то в ансамбле. Если вы мне назовёте, какая здесь главная роль, я вам дам премию. Здесь все главные. Все работают на общий успех.

Подошли двое молодых актёров. Наталья Войник играет Гермию – девушку, которую отец заставляет выйти замуж за человека, которого она не любит – Деметрия. Актриса очень темпераментная и... мне кажется, в ней есть нечто простецкое.

– Моя героиня властная, избалованная, единственная дочь своего отца, но внутри у неё есть добрые и нежные чувства, иногда это проявляется. Я держу себя под маской стервозной маленькой сволочи, – призналась Наталья.

Денис Фить играет того самого Деметрия, которого папаша Гермии рекомендует ей в женихи.

– Деметрий – взрослый парень, который пытается по расчёту завладеть любовью Гермии. А она любит другого, и он пытается преодолеть преграды, чтобы она полюбила его. Но в процессе жизни оказалось по-другому. Он влюбляется в Елену, – характеризует своего героя Денис.

Денис и Наталья – семейная пара. Может быть, поэтому в чувствах Деметрия к Гермии расчёт было заметить сложно... Однако они оба признались: то, что их развели по другим партнёрам, ревности ни в одной, ни в другом не вызвало.

– Сначала пьеса какая-то чужая, а потом её через себя пропускаешь, проживаешь. Даже будущее, которое мы играем, становится реальностью, – говорит Денис.

И что придало постановке больше очарования – юные красивые характерные актёры или микс четырёх – эпох не знаю.





Дополнительно:

Гонки по-женски
Гонки по-женски

Неразлучна с музой
Неразлучна с музой

Мы ходим, мы ездим, мы узнаем

Шарик Фортуны
Шарик Фортуны

Столетний Пушкинский театр по-прежнему молод
Столетний Пушкинский театр по-прежнему молод

«ТОВАРИЩ» ЕФИМА ЗВЕНЯЦКОГО

Спектакль о самом главном
Спектакль о самом главном

Категория: Культура | Добавил: pressvl (29.09.2012)
Просмотров: 290 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории раздела
Экономика [54]
Туризм [315]
Автоновости [191]
Культура [158]
Политика [102]
Политика [4]
Игры [1]
Поиск
KL

VL
Анонсы
  • Что общего между аниме и кошками?
  • Статистика
    Счетчик PR-CY.Rank
    PV

    CSS-zona.ru Counter-Strike Source