Каталог статей

Главная » Статьи » Новости » Культура

ТРЕПЕТ ПЕРЕД ВЕЛИЧИЕМ
ТРЕПЕТ ПЕРЕД ВЕЛИЧИЕМ
Журн. : - А она ведь другая – немного жесткая...
Журн. : - Например...
Журн. : - А у тебя в жизни было все легко, без преодолений?

Из всех наград Галине Вишневской особенно дорога медаль «За оборону Ленинграда», которую она получила в пятнадцать лет.

Во время блокады города, будучи еще подростком, она тушила на питерских крышах зажигательные бомбы, потом в составе фронтовых бригад пела для бойцов Красной Армии.

Уже в наши дни Вишневской пришла гениальная идея познакомить жителей России и Европы с песнями, которые звучали тогда. Из бесед со вдовой Шостаковича она узнала, что найдены партитуры, которые Дмитрий Шостакович подготовил специально для фронтовых бригад. Ими исполнялись как классические, так и популярные песни и мелодии. Причем для минимума инструментов – скрипки и виолончели.

Первый подобный концерт (музыка фронтовых бригад) начался во Франции. Представьте замок, сосновый лес и огромный шатер на пятьсот мест. Сцена – это кузов грузовика с откинутым верхом, задник – фотографии военных лет, а исполнители – молодые таланты Центра оперного пения Галины Вишневской.

Они собрались, чтобы разделить счастье Победы со зрителями, которые с воодушевлением аплодировали молодым солистам из России. Некоторые имена впервые прозвучали во Франции. А дальше «фронтовая бригада» отправилась в Германию, Москву, Санкт-Петербург.

Блестящая оперная команда прилетела во Владивосток. Она привезла с собой душевные музыкальные вибрации их общего дома Центра Музыки. Многие из солистов уже выступали на престижных оперных сценах в России, Италии, Испании, Израиле, Македонии, Корее и т. д. Юрий Баранов (бас-баритон), Алексей Тихомиров (бас), Елена Некрасова (меццо-сопрано), Александр Касьянов (тенор), Инна Звеняцкая (сопрано). На ней и остановлюсь.

Она изумила меня прекрасным голосом, тонким сочетанием лиризма и характерности, обаянием и артистизмом. Такой разнообразный репертуар: от Лариной в «Евгении Онегине» П. Чайковского до Вампуки в «Вампука, невеста африканская» Эренберга.

С 2007 года – солистка Московского музыкального театра «Геликон-опера» под руководством Дмитрия Бертмана. Участвует в постановках «Свадьба Фигаро» Моцарта, «Евгений Онегин» Чайковского, «Летучая мышь» Штрауса и концертных программах театра.

Яркое, как вспышка, воспоминание: маленькая девочка впервые вышла на сцену. Для двухлетней крохи это, безусловно, роль – проходка туда-сюда. На ней – белая рубаха до пола, кругом добрые тети, актрисы спектакля «Дон Бернар де Альба», таинственный задник, и ей хорошо и радостно. Возможно, тогда и совершилось вхождение в призвание.

Инна: - Я так люблю сцену, что в каждом спектакле испытываю ощущение, что летаю. Само существование на сцене – восторг!

Конечно же, зашел разговор о чудесах, которые есть всегда для тех, кто верит в них.

Инна: - Для меня Чудо – это встреча с великими людьми и замечательными педагогами. И это дает осознание, что правильно выбран путь на сегодняшний день, что будет завтра – никто не знает.

Журн. : - Центр оперного пения – это особое детище двух великих людей – Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской...

Инна: - 27 марта был день рождения Маэстро, и в Центре – концерт, посвященный его памяти. А в театре «Геликон-опера» был спектакль «Евгений Онегин», в котором я пела. Это был особенный концерт, состояние трепета и душевного спокойствия было у всех певцов, но не спокойствия актерского и певческого. Родилось ощущение, что мы парим на крыльях над сценой, можно сказать, летаем.

Был большой праздник музыки, посвященный дню памяти Маэстро. Присутствовали Ольга и Елена, две его дочери, Фаина Ельцина, подруга Галины Павловны. И я им рассказала, что когда мы пели в «Евгении Онегине», нам казалось, что сам Ростропович находится в зале. Он ведь великий человек и прожил долгую хорошую жизнь – 80 лет; отпраздновали его день рождения в Кремлевском Дворце, а через месяц его не стало.

Праздник был – настоящая феерия. Галина Павловна называет Мстислава Леопольдовича Буратино. И на столах стояли маленькие буратинки из дерева, и на каждой тарелке – пакет семечек, ибо она называла его еще и Подсолнухом. И все было украшено подсолнухами и ландышами, их любимыми цветами. Он ей впервые подарил букетик ландышей, когда ее увидел, и с тех пор этот цветок стал символом их отношений. Их пятидесятилетний юбилей назывался ландышевым. Хрупкая красота этих цветов затмила всё.

Когда Ростропович приходил в Центр Музыки, об этом не объявлялось. Просто шло дуновение свежего ветерка, бриза. Он заходит, идет репетиция. Галина Павловна сидит в своем коронном седьмом ряду. Он подходит, садится с ней рядом и... засыпает. Даже домой не шел, представляете? Чемоданы отвозили домой, а он – сюда. Мы репетируем, а он сидит, голова на плече Галины Павловны, спит.



Журн. : - А она ведь другая – немного жесткая...

Инна: - Нет. Такая же трогательная и нежная. Если посмотреть в ее глаза – всё понятно. Они пронзительные и добрые. Нет никакой «жести».

Журн. : - Говоря о ее жесткости, я ведь имела в виду ее максимализм профессиональный...

Инна: - Да, это так. После спектакля, даже если были малые погрешности, которые не заметили слушатели, но для нее очевидные, она вставала к пианино и работала над собой. Воспитал ее в таком духе великий дирижер Мелик-Пашаев, с которым она начинала работать. Когда она пропускала занятия, он ей так «на ус наматывал», – мало не покажется. И все это она несет через всю жизнь и учит этому нас.

Вообще, она как ребенок, сама заводится, вновь осмысливает некоторые вещи, – кажется, ну что еще можно осмысливать в 82 года! – сама заводится и нас заражает. Она приходит к педагогам на уроки (мой учитель Бадри Майсурадзе входит в пятерку великих теноров мира), так вот, она приходит к нему на занятия, и учится и сама учит. Ежегодно методика обновляется.



Журн. : - Например...

Инна: - Приходится петь громче, дышать больше. Как пели 150 лет назад уже петь невозможно. Нет такого воздуха, питания такого нет. Приходится петь всем организмом, превозмогая дымы и газы.

И Галина Павловна заходит, мы радуемся, трепещем. Это не трепетание боящихся людей пред монстром, это трепет перед величием, перед достоинством жизни, которую она прожила. И все это она доносит в глазах, в голосе и в искрометном юморе.



Журн. : - А у тебя в жизни было все легко, без преодолений?

Инна: - У меня есть творческие страдания в работе над партиями и ролями. Не хочу говорить о боли, каждый проходит свою жизнь и свое что-то выносит. Мне радостнее говорить о любви и вдохновении. Я живу через позитив и предпочитаю так обсуждать и смотреть на вещи.

В нашем Доме своя собственная атмосфера, я подчеркиваю «дом», ибо это не только Центр оперного пения, не только музыкальная площадка, это дом, в котором мы любим друг друга по-настоящему и поддерживаем друг друга на репетициях, на праздниках, вообще, в жизни.

Журн. : - После концерта твой папа поднес букет своей любимой доченьке. А какие там были цветы?

Инна: - Самые простые, красивые, полевые. Я в них влюбилась. Преподнесенные папой цветы остались единственным букетом, который стоит у меня в комнате...





Дополнительно:

Стас Пьеха отжёг!
Стас Пьеха отжёг!

Реклама

«Русь моя»
«Русь моя»

«ТАНЦЕВАЛЬНЫЙ ПРИБОЙ 2010»
«ТАНЦЕВАЛЬНЫЙ ПРИБОЙ 2010»

ЗВЕЗДА РОССИИ
ЗВЕЗДА РОССИИ

Шарик Фортуны
Шарик Фортуны

МЕЖ ЭТИМ И ТЕМ СЕНТЯБРЕМ
МЕЖ ЭТИМ И ТЕМ СЕНТЯБРЕМ

Категория: Культура | Добавил: pressvl (29.09.2012)
Просмотров: 257 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории раздела
Экономика [54]
Туризм [315]
Автоновости [191]
Культура [158]
Политика [102]
Политика [4]
Игры [1]
Поиск
KL

VL
Анонсы
  • Что общего между аниме и кошками?
  • Статистика
    Счетчик PR-CY.Rank
    PV

    CSS-zona.ru Counter-Strike Source